1

Тема: Новая информационная парадигма

Итоги совещания по информационным технологиям в медицине

На прошлой неделе в московском «Экспоцентре» в рамках Российского форума по управлению интернетом (RIGF) состоялось заседание секции, посвященной вопросам здравоохранения и медицины.

Участниками мероприятия были представители российских госструктур — Минздрава и Минзсвязи, медицинского медиа-бизнеса — от издательства «ГЭОТАР» до авторитетных и популярных медицинских блогеров, разработчики соответствующих технологий — от руководства МИАЦ РАМН до вездесущей «1С». Организацией встречи занималась коммуникационная компания «Креаторик» и агентство АМИ-ТАСС под патронатом двух упомянутых министерств.

Каждый выступавший говорил о том, что актуально в его сегменте врачебного сообщества. Характерно, что точек пересечения среди этих повесток дня не очень много. Это доказывает, что интернет, как водопровод и метрополитен, превратился в одну из многих инженерных сетей, необходимых безусловно и повсеместно.

Врачебные тайны

Как рассказал глава Департамента информатизации Минздравсоцразвития России Олег Симаков, министерство разрешило противоречие между освященным веками требованием сохранения тайны диагноза каждого больного и очевидными плюсами использования точных до единицы статистических данных. «Наше министерство будет предпринимать все меры, чтобы не произошла утечка персонифицированных данных. Уже на сегодня мы имеем опыт и средства для защиты информации, даже передаваемой по информационным каналам на основе интернета», - цитирует Симакова агентство АМИ-ТАСС, оперативно освещавшее происходившее на секции.

«Управление возможно только с помощью достоверной информации. Мы хотим опираться на первичные данные. Результатом оказания медпомощи должен быть выздоровевший пациент и записи в электронной медицинской карте, где можно разместить не только данные о том, какое лечение проводилось, но и какие лекарства использовались, какие расходные материалы применялись, - отметил Симаков. - Все это даст возможность понять, сколько конкретное лечение стоило государству. Прежде всего, это нужно для планирования - составляя бюджеты, мы должны понимать, как фактически расходуются ресурсы».

По словам Симакова, на первичном уровне будут организованы процедуры деперсонификации передаваемых «в Центр» сведений. Когда сведения и решения (например, о выделении единственному в регионе человеку с редким заболевнием так называемого орфанного препарата) снова попадут в лечебное учреждение, они будут подвергнуты обратному процессу: «персонификации» и адресная помощь попадет к соответствующему пациенту.

После оказания медпомощи электронная медицинская карта в деперсонифицированном виде снова попадает в региональный информационный центр. На основе «законченных случаев по оказанию помощи» формируется реестр счетов на оплату страховыми компаниями и территориальным фондом обязательного медицинского страхования и лечебное учреждение получает деньги за проделанную работу.

Контурные карты

Вопросы внедрения в России электронных медицинских карт, телемедцины и других инноваций обсуждаются уже более 20 лет. Однако за последнее время не наблюдается существенных прорывов в информатизации сферы здравоохранения, - считают в Минкомсвязи. «У медработников недостаточно компетенции в этом вопросе», - высказал мнение советник министра связи и массовых коммуникаций РФ Илья Масух.

Из его заявления следовало, что медицинские структуры не могут переводить выстроенную вокруг амбулаторной карты и истории болезни систему медицинского документооборота на компьютерные технологии. То, что сейчас функционирует с использованием бумажных (и, добавим от себя, голосовых, телефонных) решений министерство хочет «загонять в компьютер» без помощи врачей. А Минздраву следует сконцентрироваться на поиске в интернете (sic!) «15 тысяч рецептов лечения птичьего гриппа», доступных «неподготовленному человеку».

Сформулировав эту мысль и любезно со всеми попрощавшись, господин Масух, поколачивая себя по запястью, покинул зал заседания, предоставив директору Медицинского информационно-аналитического центра РАМН профессору Петру Кузнецову рассказать о разработанной в его подразделении электронной истории болезни (с материальным носителем в виде флеш-карты). Этому проекту 5 лет, он включает стандартизированные и увязанные с общероссийскими классификаторами блоки данных, в том числе специфические (кардиограммы) и мультимедийные (видеопротоколы операций).

Минздравсоцразвития России планирует создать информационную онлайн-систему в 2010-2012 годах. Ресурс Минздрава будет стоять, по словам Олега Симакова, «на трех китах». Это «реально пролеченные пациенты - электронные медицинские карты; человеческий ресурс отрасли - создание регистра медперсонала; паспорта лечебного учреждения». Минздравом заявлена воистину святая цель - освобождение армии российских медиков от бесконечной писанины, безмерно обоснованными жалобами на которую полнятся «комментарии» буквально к каждой публикации «Медновостей», затрагивающей будни врачебного сословия.

Направление на сертификацию

Все больше граждан вливаются в сеть и делятся своими взглядами на клинические факты. Этот очевидный механизм обеспокоил координатора российской ассоциации «Социальные медиа» Игоря Ланского.

По его данным на начало 2010 года аудитория рунета составляет от 38 до 44 миллионов человек за шесть месяцев.

Около 3800 сайтов рунета, по оценке Ланского, могут быть названы «медицинскими СМИ». Ежемесячная активная аудитория этих ресурсов - более 10 миллионов человек. Помимо того, в нашем региональном сегменте насчитывается более 7,5 миллиона блогов, посвященных медицинской тематике, в месяц на каждый такой аккаунт приходится - в среднем - всего по три читателя, но в итоге их аудитория — около 25 миллионов человек.

Ланской сообщил, что в среднем на каждое сообщение по медицинской тематике приходится не менее десяти комментариев, что является очень высоким показателем. 73 процента аудитории открытых медсообществ — женщины. Педиатрия становится поводом 37 дискуссий из ста, акушерство и гинекология составляют 18 процентов. Не связаны с репродукцией, таким образом, лишь 45 процентов разговоров в медрунете.

«Необходимо ввести систему сертификации, которой бы мог доверять непосвященный человек», - прокомментировал эти данные руководитель МИАЦ профессор Кузнецов.

Потребности и способности

Проверить достоверность медицинских данных в американском интернете может каждый посетитель популярного сайта. Центральный источник сертификации и контроля, о котором говорил Кузнецов, в США заменяют получившие признание государства системы распространения и контроля качественного медицинского контента, связывающие популярные ресурсы с авторитетными врачебными общественными и научными органами. Об этом рассказала собравшимся генеральный директор ООО «Медпортал.ру» Юлия Миндер.

В своем докладе Миндер продемонстрировала природу противоречия, приводящего к умножению в Сети недостоверной, а зачастую и откровенно вредительской, антинаучной информации.

Там, где объем данных можно ограничить, они поддаются контролю. Таковы профессиональные издательские проекты, о которых рассказал Камиль Сайткулов, генеральный директор издательской группы «ГЭОТАР-Медиа». Единые комплексы научно-справочной информации (стандарты терапии, фармакотерапевтические данные), легко доступные через интернет для каждого специалиста, могут в любой момент быть подвергнуты исправлению и дополнению.

Однако популярная информация в интернете, подчеркнула Юлия Миндер, не может быть взята под подобный контроль. Дело не в особенностях Сети как масс-медиа или чьем-то злом умысле. Структура интересов пользователей такова, что до 40 процентов из них хотят повысить образовательный уровень по возникшей проблеме, получить в интернете именно знания, а не справочные данные о лекарствах или адресах клиники.

Именно справочная информация преобладает в медицинском интернете и интенсивно, широко доносится до населения на сайтах фармацевтических компаний и медицинских учреждений. Для них сайты — это канал продаж.

Несмотря на большое количество проектов о медицине и здоровье, пользователь-неспециалист сталкивается с дефицитом информации именно того типа, в котором он нуждается.

Такая ситуация несет сразу несколько угроз. Найденные случайно сведения могут быть неточны, недостоверны, неактуальны. Не найдя нужной информации в привычной и доступной среде, пользователь зачастую отказывается от самой идеи заняться здоровьем.

В условиях дефицита информации начинают пользоваться спросом «народные знания», советы некомпетентных и случайных собеседников.

Научно-популярные ресурсы, напротив, удовлетворяют именно те потребности, которые преобладают у читателей, но поддержание информационного баланса, объективное информирование читателя по всей широте невероятно многообразного медицинского спектра невозможно в исчерпывающем объёме без опоры на фундаментальные государственные институции: органы власти и академические, исследовательские организации.

Последние, однако, не могут нести функцию популяризации и пропаганды медицинского знания, будучи специализированными структурами с четко определенными целями.

Решение проблемы видится таким: источником необходимой населению верифицированной информации может быть государство в лице Минздрава и научно-исследовательских институтов. Донести же эту информацию до конечного потребителя охотно возьмутся участники медицинского интернет-рынка. В том числе они могут решить и задачу адаптации контента для интернет-аудитории, и саму задачу распространения.

При этом контроль за достоверностью, отсутствием искажений и злоупотреблений может оставаться государственным. По крайней мере, наибольшее доверие населения именно к государственной медицине в России имеет серьезные рациональные основания.

Евгений Паперный


Вот такие малорадостные итоги и туманные планы

Medicus medice amigus est/

2

Re: Новая информационная парадигма

Интересная идея Минздравсоцразвития. Посмотрим что получится.

VICHY